ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Программы: поддержка политзаключенных / Дело ЮКОСа /
 
Кто такие политзаключённые?
Дело ЮКОСа
Новости
Дела учёных
Дела мусульман
Дела журналистов
Отчёты о работе Программы
Контакты
Дела нацболов
Дела гражданских активистов
«Чеченский след»
Другие дела
Алфавитный список политзаключенных
 
 
 
Дело ЮКОСа

— 30 марта 2005 г. —

Пичугин Алексей Владимирович

Основания признания политзаключенным: фабрикация дела в рамках репрессий против ЮКОСа.
 
Признание лица политзаключённым не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.
 
Пичугин Алексей Владимирович hодился 25 июля 1962 г., жил в Москве. Бывший начальник отдела внутренней экономической безопасности в составе службы безопасности нефтяной компании "ЮКОС".
 
Функциями отдела являлось:
  1. Выявление лиц среди персонала, использующих свое служебное положение в корыстных целях, наносящих материальный ущерб Компании.
  2. Определение функциональных узлов Компании, где наиболее вероятна возможность нанесения значительного материального ущерба Компании, и организация контроля в этих местах. Выявление на этих участках лиц, ставших на путь нанесения материального ущерба Компании путем финансовых и иных злоупотреблений, воровства, взяточничества и других подобных действий.
  3. Используя информацию правоохранительных органов, самостоятельно и во взаимодействии с ними проведение активных мероприятий по разоблачению и последующему привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших преступные действия.
  4. Проверка контрагентов при заключении договоров и организаций, работающих на условиях аутсорсинга.
  5. Взаимодействие с контрольно-ревизионным управлением Компании по выявлению и проверке финансовых и других нарушений и злоупотреблений в подразделениях Компании и принятие мер к их пресечению.
  6. Проверка персонала при приеме на работу.
  7. Выявление и предотвращение утечки служебной информации о деятельности Компании.
  8. Осуществление контроля за соблюдением режима и охраны на объектах Компании.
  9. Проведение служебных расследований по фактам нарушений и злоупотреблений, допущенных сотрудниками Компании.
Беспартийный, православный.
 
Приговором суда присяжных Московского городского суда от 30 марта 2005 года в составе председательствующего судьи Олихвер Н. И. и коллегии присяжных заседателей Пичугин А.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных:
  • ч.3 ст.33 ("Лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением")
  • ч.2 ст. 162 ("Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору")
  • ч.3 ст. 30 ("Покушение на преступление")
  • ч.3 ст. 33, п.п. "б, е, ж, з" ч.2 ст. 105 ("Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; совершенное общеопасным способом; совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; из корыстных побуждений или по найму"),
  • ч.3 ст. 33, п.п. "а, ж, з, к" ч.2 ст. 105 УК РФ ("Убийство двух или более лиц; из корыстных побуждений или по найму; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение")
Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
 
14 июля 2005 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ своим определением оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу защиты – без удовлетворения.
 
Приговором Московского городского суда от 06 августа 2007 года Пичугин А.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33, п.п. "а,б,е,з" ч.2 ст. 105 УК РФ, ч.3 ст.30, ч.3 ст.33, п.п. "а,б,е,з" ч.2 ст.105 УК РФ. Ему было назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.
 
Адрес для писем:
461530, Оренбургская область, г. Соль-Илецк, ул. Советская, д. 6, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Оренбургской области, Пичугину Алексею Владимировичу 1962 г. р.
 
31 января 2008 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ своим определением отказала в удовлетворении кассационной жалобы Пичугина и его защиты на приговор Московского городского суда от 06 августа 2007 года.
 
Ни по одному пункту этих обвинений Алексей Пичугин своей вины не признал.
 
Жалобы на судебное разбирательство осужденного и его защиты ждут своего рассмотрения в Европейском Суде по правам человека.
 
Был взят под стражу 19 июня 2003 года
 
В рамках первого дела Алексей Пичугин был признан виновным в организации (якобы в интересах компании "ЮКОС") убийства в 2002 году тамбовских бизнесменов Сергея и Ольги Гориных. А также в 1998 году – покушения на убийство главы Управления по общественным связям мэрии Москвы Ольги Костиной и разбойного нападения и покушения на убийство управляющего компании "РОСПРОМ" Виктора Колесова.
 
В рамках второго дела Алексей Пичугин был признан виновным в организации убийств в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской фирмы "Феникс" Валентины Корнеевой, а также организации покушений в 1998 и 1999 годах на управляющего австрийской компании "Ист Петролеум Ханделс" Евгения Рыбина. По версии гособвинения, поддержанной судом, Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента "ЮКОСа" Леонида Невзлина.
 
В убийстве Ольги и Сергея Гориных, в организации которого виновным признали Алексея Пичугина, было очень много странного. Отсутствовали трупы убитых, не все было ясно и с результатами экспертиз, проведенных на месте преступления. Первое исследование, сделанное в Тамбове, установило, что кровь, найденная во дворе дома супругов, принадлежит не Гориным. И только повторное изучение образцов, проведенное спустя значительное время в Москве, вдруг показало, будто группы крови совпадают.
 
Потерпевший Колесов, давая показания в суде, вообще выразил сомнения в том, что его хотели убить, и что к этому имел отношение Пичугин. (5 октября 1998 года неизвестные избили до потери сознания и ограбили Колесова.)
Не менее туманны и обстоятельства покушения на Ольгу Костину, организацию которого также вменили в вину Пичугину. Взрывное устройство было заложено в доме ее родителей крайне непрофессионально: преступники не сочли нужным убедиться, на месте ли жертва. Никакого ущерба взрыв никому не причинил.
По словам адвоката Алексея Пичугина – Георгия Каганера, во время судебного процесса защите запрещали выяснять обстоятельства, которые давали бы основания прийти к выводу о том, что подзащитный не совершал преступления. Заседания суда проходили в закрытом режиме, хотя на них не было оглашено ни одного секретного документа.

Странен и факт роспуска первой коллегии присяжных, склонявшихся к оправдательному приговору. Заседатели же из второго состава находились, по мнению Алексея Пичугина и его адвокатов, под влиянием Генеральной прокуратуры РФ. Это косвенно подтвердил и государственный обвинитель Камиль Кашаев, обмолвившийся на пресс-конференции о том, что присяжных доставлял к зданию суда специальный автобус.
Прокуратура скрыла от защиты и от присяжных, что главный "свидетель" обвинения Коровников  осужден на пожизненное заключение за 8 убийств, 5 изнасилований (в том числе малолетних), похищения людей, изготовление взрывных устройств и другие преступления.

При производстве предварительного следствия по этому уголовному делу со стороны Генпрокуратуры и ФСБ был допущен ряд существенных и грубых нарушений международных правовых обязательств в области прав человека, принятых на себя Россией.

В нарушение требований Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод ("никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию") 14 июля 2003 года, во время содержания в камере СИЗО ФСБ "Лефортово", Алексей Пичугин был выдан двум неизвестным лицам, предположительно сотрудникам ФСБ. Эти лица в кабинете для допросов сделали Алексею Пичугину инъекцию неизвестного вещества, а затем "допрашивали" его – находящегося в забытьи – в течение шести часов.
После "допроса" здоровье Алексея Пичугина резко ухудшилось: у него наблюдались провалы в памяти, головные боли, галлюцинации, повышенное артериальное давление, перепады психического состояния, сильнейший фурункулез, повышенная температура. При этом ходатайство адвокатов о проведении обследования их подзащитного независимыми медиками было отвергнуто следствием и администрацией СИЗО.

По сведениям адвокатов Алексея Пичугина, ему была сделана инъекция вещества, которое среди специалистов приобрело наименование "сыворотки правды". Есть данные, что в отношении Алексея Пичугина были применены методы внушения.
 
Несмотря на категорические требования адвокатов, руководитель следственной группы – следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры РФ Ю. А. Буртовой отказал в немедленном медицинском освидетельствовании Алексея Пичугина. Только спустя 10 дней его посетила женщина-врач из Главного управления исполнения наказаний (ГУИН), которая визуально осмотрела заключенного с расстояния нескольких метров и "не нашла" на его теле следов инъекций.
 
После вероятного применения к Алексею Пичугину препаратов, он потерял около тридцати килограммов веса, а на его голове образовались шишки, не исчезнувшие до сих пор.

Второе дело
 
Все показания "свидетелей" обвинения – с чужих слов
В ходе разбирательства второго уголовного дела судья Штундер отметал доказательства, не вписывающиеся в обвинительную концепцию. В частности, не учтены показания осужденного Овсянникова, который заявлял, что следователи Генпрокуратуры заставили его лжесвидетельствовать против Алексея Пичугина, применяя психологическое и физическое давление. Овсянников болен гидронефрозом почек, и, согласно показаниям этого свидетеля на суде, оказание ему медицинской помощи ставилось в прямую зависимость от "нужных" признаний.
Суд проигнорировал показания свидетеля Кондаурова, возглавлявшего аналитические подразделения в "ЮКОСе" и "МЕНАТЕПе". Он заявлял, что Пичугин подчинялся начальнику службы безопасности Шестопалову и не мог получать указаний от Леонида Невзлина.

Судья Штундер отказал в проведении почерковедческой экспертизы записки с адресом Рыбина, приписываемой обвинением Пичугину, которая способствовала бы установлению истины.
Главные "свидетели" обвинения, осужденные Цигельник и Решетников, давали показания о причастности Пичугина и Невзлина преступлениям со слов третьих лиц – Горина и Горитовского. Проверить, действительно ли те говорили приписываемые им слова, невозможно (Горитовский убит, а Горин вместе с женой исчез). 21 апреля 2008 года на судебном процессе по делу Леонида Невзлина Геннадий Цигельник отказался от этих своих показаний. Выступая в качестве свидетеля, он заявил: "Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генеральной прокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова и оперативного работника Смирнова. Мне обещали защиту и минимальный срок, а дали максимальный".

Не конкретизированы место и время преступлений, в приговоре указано, что Алексей Пичугин совершал их "в неустановленном месте" и "в неустановленное время", совместно с "неустановленными лицами из руководства "ЮКОСа".
Не учтено, что у Алексея Пичугина отсутствовали мотивы для совершения преступлений. Утверждения гособвинения о том, что "ЮКОСу" были выгодны эти преступления не подтверждаются материалами дела.

Политическая подоплека

С Алексеем Пичугиным, согласно его показаниям 23 апреля 2008 года на судебном процессе по делу Леонида Невзлина, не единожды беседовали сотрудники Генеральной прокуратуры и склоняли его к лжесвидетельству против некоторых руководителей и совладельцев компании "ЮКОС", в частности, Леонида Невзлина.
 
Впервые такое прямое предложение о даче ложных показаний поступило от следователя Банникова в кабинете №8 СИЗО "Лефортово" в апреле 2004 года, где Алексей Пичугин знакомился с материалами дела.

Как сообщил Алексей Пичугин, Банников явился к нему после ухода адвокатов. "Он сказал, что знакомиться с этим "мусором" (материалы дела) не имеет никакого резона, и я как бывший сотрудник органов должен это понимать. Он сказал, что я лично как Пичугин никого не интересую. Дело политическое, и интересуют Невзлин, Ходорковский и другие совладельцы нефтяной компании. Какие бы прекрасные адвокаты меня ни защищали, исход дела предопределен".
Алексей Пичугин отказался принять это предложение, но спустя год, 4 июля 2005 года, следователь повторил его. "Перед этим была еще одна беседа с начальником управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Лысейко. Он требовал дать показания против Невзлина, Ходорковского, Брудно и других руководителей компании. В противном случае, он сказал, что меня ждет пожизненное заключение, а в случае согласия меня вывезут за границу и будут охранять, включат систему защиты свидетелей", – рассказал Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин подчеркнул, что с очередным предложением о лжесвидетельстве к нему обратился государственный обвинитель Камиль Кашаев в июле 2007 года в зале Мосгорсуда во время перерыва в судебном заседании (в присутствии охраны!).
 
Еще на стадии предварительного расследования по второму уголовному делу 5 июля 2005 года заместитель Генерального прокурора Колесников В. В. выступил на телеканалах ОРТ и НТВ с заявлениями о виновности Алексея Пичугина в предъявленных ему по данному делу обвинениях. Также еще на стадии предварительного расследования 11 сентября 2005 года в передаче "Момент истины" на канале ТВЦ с заявлениями о виновности Пичугина в предъявленных ему обвинениях выступил руководитель следственной группы Буртовой Ю. А., в связи с чем Пичугин был вынужден отказаться от рассмотрения моего дела судом присяжных.

Правозащитники о деле
 
Мнения о том, что дело Алексея Пичугина – политическое, придерживаются многие известные правозащитники.
Елена Боннэр, общественный деятель, правозащитник, диссидент, публицист, вдова академика Андрея Сахарова:
"Я с самого начала следила за делом Алексея Пичугина – если не с момента ареста, то с момента первого суда. И за пять лет у меня сложилось глубочайшее убеждение, что это – один из самых фальсифицированных процессов последних десятилетий" (HRO.org, 19.06.08: http://www.hro1.org/node/2549).

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы:
 
"Пичугин и Лебедев были арестованы до Ходорковского, и по тому, как шли их дела, было очевидно, что эти два человека арестованы в надежде следователей, что они дадут показания, компрометирующие главу "ЮКОСа".
Но у следователей и тех, кто отдавал им приказы, получилась накладка, потому что оба этих человека оказались очень стойкими и никаких компрометирующих показаний на Ходорковского не дали. А от Пичугина ждали, что он обвинит в убийствах и Ходорковского, и его друга и компаньона Невзлина. Приговор был местью ему за то, что не оправдал ожиданий, не дал тех показаний, которые хотело добиться от него следствие, не оболгал людей, которые к убийствам причастности не имеют, и себя не признал убийцей. Вот за честность, порядочность и человеческое достоинство Пичугин так жестоко и наказан" (HRO.org, 19.06.08: http://www.hro1.org/node/2549).

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета "Гражданское содействие", член Совета и руководитель Сети "Миграция и Право" Правозащитного центра "Мемориал":
 
"Совершенно очевидно, что Пичугин наказывается за верность "ЮКОСу" и лично тем людям, с которыми он работал. И это на самом деле говорит о его профессиональных качествах. Как бывший начальник отдела внутренней экономической безопасности "ЮКОСа" этот человек остается верен своим обязанностям и своим коллегам. И он не соглашается на то, что ему предлагают постоянно – свидетельствовать против руководителей "ЮКОСа".
То, что произошло с Пичугиным, может произойти с каждым из нас. Любого человека на улице можно остановить и вот такими методами осудить его за любое преступление. Просто за случайным образом выбранное преступление случайно выбранного человека" (HRO.org, 19.06.08: http://www.hro1.org/node/2549).

11 апреля 2005 года "Международная Амнистия" (Amnesty International) обнародовала заявление по делу Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с "ЮКОСом". Индекс МА: EUR 46/012/2005 (для свободного распространения), № сообщения службы новостей: 087.

В нем, в частности, говорится:
"Международная Амнистия" придерживается мнения, что арест и уголовное преследование бывшего главы компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с "ЮКОСом", имеет значительный политический контекст.
Правозащитная организация "Международная Амнистия" признает важность этого дела, в ходе которого сообщалось о многочисленных нарушениях международных норм в области справедливого судебного разбирательства и неоднократно звучала обеспокоенность по поводу состояния здоровья некоторых из обвиняемых. "Международная Амнистия" отмечает широко распространенное среди адвокатов, выступающих от имени подзащитных, среди российских правозащитных организаций и других аналитиков мнение о политической мотивации соответствующих уголовных дел. Организация направила письма в Министерство юстиции и Генеральному прокурору Российской Федерации, в которых высказывалась обеспокоенность по ряду вопросов, связанных с арестом, уголовным преследованием и содержанием под стражей Михаила Ходорковского и его партнера по бизнесу Платона Лебедева, бывшего сотрудника отдела безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина, одного из ведущих юристов "ЮКОСа" Светланы Бахминой и адвоката Елены Аграновской. "Международная Амнистия" призвала российские власти уважать взятые на себя международные обязательства в области прав человека в ходе этих дел, включая статью 14 Международного пакта и гражданских и политических правах и статью 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В письмах, направленных в Министерство юстиции и Генеральному прокурору, "Международная Амнистия" выразила обеспокоенность по вопросам, включающим сообщения о препятствовании доступу к адвокату и вмешательстве в общение адвоката и подзащитного в случаях с Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, закрытый характер судебных заседаний, в частности, по делу Алексея Пичугина, продолжающееся содержание под стражей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в следственном изоляторе (СИЗО) на стадии проведения следствия и судебных слушаний, заявления о недостатках медицинского ухода в случаях с Платоном Лебедевым, Алексеем Пичугиным и Светланой Бахминой, заявления о жестоком обращении с Алексеем Пичугиным и Светланой Бахминой во время содержания под стражей, и содержание Алексея Пичугина в Лефортово, следственном изоляторе, находящемся в ведении Федеральной службы безопасности (ФСБ).

Право на справедливое судебное разбирательство и право не подвергаться жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию являются основными правами человека, и "Международная Амнистия" призывает государства уважать эти права во всех случаях без какого-либо различия".
Оригинал заявления "Международной Амнистии" по делу Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с "ЮКОСом": http://www.amnesty.org.ru/pages/ruseur460122005.

Новости по делу регулярно публикуются на сайте "Дело Пичугина": http://www.alexey-pichugin.ru/.

В настоящее время содержится: Колония особого режима ФГУ ИК-6 города Соль-Илецк Оренбургской области

Адвокаты: Каганер Георгий Самойлович, председатель Московской коллегии адвокатов "Каганер и партнеры";
Костромина Ксения Львовна; Курепин Дмитрий Валентинович.

Контактное лицо:
Васильева Вера Сергеевна – общественный защитник Алексея Пичугина.
E-mail: sivilia_1@mail.ru, тел.: +7 910 439-52-30.

Алексей Пичугин имеет троих детей, младшему из которых на момент ареста отца было всего 5 лет, и престарелую мать.
 
После "разведдопроса" с применением "сыворотки правды" 14 июля 2003 года здоровье Алексея Пичугина резко ухудшилось: у него наблюдались провалы в памяти, головные боли, галлюцинации, повышенное артериальное давление, перепады психического состояния, сильнейший фурункулез, повышенная температура. Алексей Пичугин потерял около тридцати килограммов веса, а на его голове образовались шишки, не исчезнувшие до сих пор.

— Ссылки —

Новости и информация о деле (Дело Пичугина)

Списки преследуемых по "делу ЮКОСа" (Пресс-центр адвокатов Ходорковского и Лебедева)

— Темы —

Современные политзаключенные

Реальный срок

В заключении

Дело ЮКОСа