МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Архив. Библиотека. Музей / Архив /
 
Архив
Библиотека
Музей
 
 
 
Архив

Новые поступления в Архив «Мемориала»

Елена Проценко передала в Архив Международного Мемориала юношеский альбом своего деда, Анатолия Беймельбурга, написанный в Вильнюсе в 1915-1922 годах.

Анатолий Артурович (1897-1937) работал инженером в Московском трамвайном тресте, расстрелян по обвинению в участии в к.-р. организации.

*** 

Юлия Федосеевна Одинцова (1927 г.р., Армавир) передала в Архив Международного Мемориала оригинал свидетельства (1939) об изобретении ее отцом, Одинцовым Федосеем Никитичем (1896-1977), «уловителей вредной черепашки». Переданный документ никоим образом не относится к истории репрессий, но, безусловно, представляет архивную (равно как и семейную) ценность.

*** 

Ирина Островская передала в Архив Международного Мемориала подборку советских газет, которую ее отец, Григорьев Степан Макарович, хранил в память о погибшем в последний год войны близком друге – Александре Исааковиче Паланте (1907 г.р.) – вместе с его детскими фотографиями, открытками, комсомольским билетом и пр.

Есть в папке «профильные» газеты – Палант был коксохимиком. Есть «Правда» от 13 марта 1938 года с «приговором по делу антисоветского "право-троцкистского блока "».  Есть и «навстречу величественному завтра» (1934) с цитатами из Сталина и «констатацией»: «Мы уже посадили мужика на трактор и быстро пересаживаем весь Советский союз на автомобиль».

Большая же часть газет (1920-е – 1941-й) – с некрологами: Ленин, Маяковский, Киров... Можно лишь гадать, почему молодой человек (комсомолец, но не член партии) так увлеченно собирал и хранил советские официальные некрологи: никакой информации на этот счет нет.

*** 

В Архив Международного Мемориала поступили материалы диссидентов Юлия Айхенвальда и Валерии Герлин, в основном – творческие: черновики научных трудов Айхенвальда (его знаменитая книга «Дон-Кихот на русской почве»), научных и публицистических статей (например, статья «Театр в сумасшедшем доме», описывающая жизнь Ленинградской специальной психиатрической больницы в начале 1950-х годов, – в ней был и сам Айхенвальд), а также стихи — черновик поэмы «Листопад», посвященной суду над диссидентами Револьтом Пименовым и Борисом Вайлем в Калуге в 1970 году.

*** 

Фрида Сохор передала в Архив «Мемориала» многочисленные документы своего отца Соломона Карасина, относящиеся к 1920-м годам и отражающие всевозможные съезды, конференции, совещания и прочие события того времени: членские, делегатские, гостевые, пригласительные билеты – в частности, членский билет Всесоюзного общества по земельному устройству трудящихся евреев в СССР (1929), билет для входа в читальный зал Публичной библиотеки союза ССР имени Ленина (1926), билет на банкет в Колонный зал Дома союзов (1920), билет в Большой театр на заседание ВЦИК (1920).

Чрезвычайно редкое собрание документов, ценных как в комплексе, так и по отдельности.   

*** 

Алексей Симонов передал в Архив «Мемориала» хранившийся в его семье первый сборник сонетов Гильома дю Вентре (1553-1602), написанных тушью на восковке [вощеная прозрачная бумага для чертежей, оттисков], а также фрагменты републикации тех же текстов на синьке (известно, что всего было 4 полных экземпляра).

Дю Вентре – персонаж, придуманный Юрием Вейнертом и Яковом Хароном. Оба находились тогда в лагере в Свободном (столица Бамлага), и можно с большой долей уверенности сказать, что стихи от имени дю Вентре писал Вейнерт, а Харону принадлежит авторство биографии «французского поэта XVI века». Подготовлен же сборник Ю. Вейнертом в Комсомольске-на-Амуре в 1946 году – на тот момент Харона и Вейнерта уже разлучили, отправили в разные лагеря. Вейнерт работал в лагере на заводе, благодаря чему имел доступ к чертежной бумаге, о которой шла речь выше.

Ю. Вейнерт и Г. дю Вентре

Я. Харон

В 1947 году Вейнерт и Харон освободились из лагерей, а в 48-м их снова арестовали, и они уже больше никогда не встречались, но переписывались. Вейнерт умер в Красноярском крае в 1951 году, будучи осужденным к вечной ссылке. Харон же, вернувшись в 54-м, подготовил к публикации еще 100 сонетов (5 тетрадей) дю Вентре, не вошедших в первый сборник (в «Мемориале» есть два черновика этого нового сборника, вышедшего лишь в 1989 году, когда Харона уже не было в живых, в московском издательстве «Книга»: «Я. Харон. Злые песни Гийома дю Вентре» – имя к тому времени стало писаться иначе).

Как подчеркнул А. Симонов, Харон сначала сел и собрал сборник, а потом уже занялся собственной реабилитацией.

*** 

Ирина Щербакова передала в Архив Международного Мемориала стихи Анны Ахматовой из официальных публикаций и переписанные от руки (коллекция Нины Бялосинской), а также стихотворение Инны Лиснянской с дарственной надписью семье Лазаревых.  

*** 

Елена Давидовна и Алексей Давидович Арманд передали в Архив Международного Мемориала мемуары своего отца Давида Львовича Арманда и своей бабушки Лидии Мариановны Арманд (Тумповской). Речь идет о большом корпусе воспоминаний Д. Л. Арманда, который был воспитанником теософской школы-коммуны, организованной Л. М. Арманд в 1920 году в имении Ильино в 4 км от Пушкино, а также о пяти томах «Дневника колонии», который вела Лидия Мариановна.

«Дневник колонии». Подлинник 

 «Дневник колонии». Перепечатанный вариант 

*** 

Глафира Кулдышева (политзаключенная, 1972-1981) передала через Елену Санникову в Архив истории инакомыслия в СССР (Международный Мемориал) рукопись на ткани – духовные стихи группы верующих Истинно-православной церкви.

***

Элла Георгиевна Флешина передала на хранение в «Мемориал» материалы и документы, касающиеся ее покойного супруга Александра Флешина (политзаключенного, 1974-1978): удостоверение условно-досрочно освобожденного, нашивки на бушлате (Коми, вторая половина 1970-х), удостоверение члена профкома литераторов при издательстве «Советский писатель» (1978).

 
*** 

Рудольф Григорьевич Шмаглит передал в Архив Международного Мемориала заявление на имя Хрущева, которое его отец, Григорий Захарович (арестованный в 1950 году, в разгар государственной антисемитской кампании, по обвинению в «измене Родине» и приговоренный к 25 годам лагерей), написал в кенгирском отделении Степлага. Григорий Шмаглит подчеркивает, что не совершал никакого преступления и просит освободить его из-под ареста.

Григорий Шмаглит

Первая страница заявления

***

Элеонора Алексеевна Вангенгейм передала в Архив Международного Мемориала семейное собрание документов и писем отца, Алексея Феодосьевича Вангенгейма (профессора МГУ, организатора и первого руководителя Единой гидрометеорологической службы СССР), из Соловецкого лагеря. Мы готовим выставку и публикации по новым поступлениям.

В 2005 году была издана книга об А. Ф. Вангенгейме, ознакомиться с которой можно на нашем сайте: