МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Лента новостей /
 
Лента новостей

— 23 сентября 2015 г. —

«Это не только Сталин. Это мы с вами»

Антон Дубин

В четверг, 17 сентября 2015 года, при переполненном конференц-зале Международного Мемориала состоялась презентация 930-страничной книги памяти «Убиты в Катыни» (Москва, Общество «Мемориал» – Издательство «Звенья», 2015). Работа над ней велась Польской программой «Мемориала» совместно с варшавским неправительственным Центром КАРТА. Издание же осуществлено на частные пожертвования граждан (по большей части – российских), собранные на сайте Planeta.ru.

Вел презентацию председатель Правления Международного общества «Мемориал» Арсений Рогинский. Он подчеркнул важность сохранения памяти о 17 сентября 1939 года, о советском вторжении в Польшу: «Мы специально повесили советскую карту 1940 года, там нет такой страны – Польша, вместо нее коричневое пятно, на котором написано "зона государственных интересов Германии", а рядом большое красное пятно – Советский Союз. Страны Польша на карте нет. В этом смысле память о 17 сентября, конечно, всегда останется в нас».

Рогинский поименно назвал тех находившихся в зале, кто причастен к появлению книги: Александр Гурьянов, руководитель Польской программы «Мемориала», Анна Дзенкевич (Центр КАРТА), Андрей Рачинский, редактор издательства «Звенья» Лариса Еремина, художник книги Борис Трофимов, архивисты Ольга Зайцева и Лия Штанько, историки, первопроходцы Катынской темы Наталья Лебедева и Инесса Яжборовская, Анатолий Яблоков («тот прокурор Главной военной прокуратуры, который в 1994 году, закрывая расследование по Катынскому делу, дал преступлению квалификацию военного преступления и преступления против человечности»), сотрудники Мемориального комплекса «Катынь» и Мемориального комплекса «Медное»...

Рогинский также напомнил, почему «Мемориал» вообще занялся темой репрессий против поляков и польских граждан и, в частности, Катынской темой. Во-первых, «так мы ощущали нашу гражданскую ответственность за те преступления, которые когда-то были совершены руководством нашей страны от имени народа нашей страны». Во-вторых, «мы хотели добиться поименной реабилитации всех жертв Катынского расстрела по российскому Закону о реабилитации. Ведь что нам говорит власть: она уже после полувековой лжи о Катыни признала, что все это было [совершено тогдашним cоветским руководством], и Главная военная прокуратура признала, что это было, но [представляется это властью как] некое преступление относительно неопределенного круга лиц. Да, расстрел был, но кого расстреляли – это, дескать, надо еще доказать, не хватает документов, на этом основании бесконечные отказы в реабилитации, проигранные нами суды».

Председатель Правления «Мемориала» поблагодарил фонды, которые помогали при подготовке книги «Убиты в Катыни», в том числе польский Фонд международной солидарности. Но – «для нас было важно, чтобы эта книга была издана не за деньги какого-нибудь фонда или какого-то богача, мы хотели, чтобы она была издана за наши деньги, и очень здорово, что это у нас получилось».

Александр Гурьянов рассказал об основном содержании книги: это биографические справки, биограммы (4 415 человек), поименный список узников Козельского лагеря, которые были расстреляны весной 1940 года по решению Политбюро ЦК ВКП(б). Однако «подобные поименные списки на протяжении предыдущих десятилетий издавались неоднократно. Поэтому очень важно было понять, что мы можем нового внести в этой области и какие у нас основания браться за эту работу. С этой точки зрения выяснилось, что есть много архивных документов и источников, в том числе печатных ( и советских, и немецких, и польских), которые в предыдущих изданиях не использовались. Они позволили нам установить точный персональный состав всех жертв».

[СПРАВОЧНО. Во исполнение решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года были бессудно казнены более 14,5 тыс. военнопленных, содержавшихся в Козельском, Осташковском и Старобельском лагерях НКВД, а также более 7,3 тыс. арестованных, содержавшихся под следствием в тюрьмах западных областей УССР и БССР. Расстрел весной 1940 года почти 22 тысяч польских граждан в Катынском лесу под Смоленском и в самом Смоленске, в Калинине, Харькове и других местах известен под собирательным названием Катынского преступления].

***

Анна Дзенкевич:

«Когда несколько лет назад мы принимали решение заняться этой книгой, у Александра Гурьянова были большие сомнения, зачем нам этим заниматься, ведь в Польше очень много специалистов, историков. Все описано, исследовано. К счастью, удалось убедить. Мы взялись за эту работу вместе с "Мемориалом", и представляемая здесь книга – бесспорное доказательство нужности этой работы. Задача Центра КАРТА состояла главным образом в том, чтобы подготовить и предоставить сотрудникам "Мемориала" те источники и документы, которые находятся в Польше. О существовании этих источников было известно, но задача состояла в том, чтобы получить к ним доступ, увидеть подлинники, ввести их в научный оборот.

Российская книга памяти вовсе не является переводом польской, вышедшей два года назад. Это новая книга: расширенная, дополненная, более совершенная. Когда я занималась поиском источников, это была работа, связанная с разъездами по всей Польше. Хочу подчеркнуть также участие в этой работе государственных архивов и в Польше, и в России. В Польше тем "паролем", который открывал мне двери, было утверждение, что мы работаем вместе с "Мемориалом": "Мемориал" известен и уважаем в Польше».

***

Борис Трофимов:

«Когда мне предложили [работу над этой книгой], я согласился, но сначала немножко испугался: как же сделать эту книгу так, чтобы в ней не было видно художника?.. Наверное, благодаря опыту Александра Гурьянова, с которым мы проводили многие часы у компьютера, [это удалось ]. <...> Визуально книга ложится на идею Мемориального комплекса "Катынь": две стороны книги как бы превращаются в памятник, который состоит из двух плит, а между ними пространство и крест, на корешке же книги – ее содержание».

***

Посол Польши в России Катажина Пелчинска-Наленч:

«Эта работа имеет огромное документальное и научное значение. Но для поляков и лично для меня она имеет прежде всего огромное символическое значение. <...> Для нас, поляков, невообразимо важно, что есть люди, которые таким образом в России понимают гражданскую ответственность».

***

Галина Андреенкова, директор по научной работе Мемориального комплекса «Катынь»:

«<...> Очень много приходит писем из Польши, Украины, Белоруссии в поисках пропавших и погибших польских граждан. И задача, которая стоит перед нашими сотрудниками, – не только рассказать историю, но и ответить на все вопросы, которые есть, в том числе и о количестве расстрелянных польских офицеров. <...> А как рассказать людям историю, если не рассказать об отдельной судьбе человека, который был этапирован в Козельский лагерь, а потом расстрелян в Катыни?.. Это действительно фундаментальное издание, неоценимая помощь нам в нашей практической ежедневной работе».

***

Ася Клещева, Planeta.ru:

«<...> Этот проект ярко показывает, что на самом деле очень важно предлагать такие инициативы и говорить о них. "Мемориал" высказал идею издать эту книгу, и оказалось, что многие люди это поддерживают, для многих это важно. Благодаря подобным проектам люди действительно имеют возможность поучаствовать».

***

Олег Хлебников, заместитель главного редактора «Новой газеты», шеф-редактор вкладки «Правда ГУЛАГа»:

«<...> Замечательно, что вышла эта книга. Но это, безусловно, не завершение всей истории, связанной с Катынью, в общественном сознании. Мы со своей стороны будем продолжать эту тему. <...> Спасибо всем здесь собравшимся, потому что само по себе это кажется мне попыткой хоть как-то вину, которая не впрямую на нас, но на нашей стране, начать искупать».

*** 

Николай Сванидзе, историк, журналист:

«<...> Это этапная книга в изучении трагической, многострадальной, окровавленной истории российско-польских отношений. <...> Но еще более, на мой взгляд, этапная и важная в изучении и осмыслении  – научном, морально-нравственном, эмоциональном – собственно российской истории.  Я думаю, что эта книга уже стала классической, на нее будут ссылаться десятилетиями. <...> Огромный труд. Эта книга будет выдвинута на соискание Премии Егора Гайдара в номинации "История" за 2015 год».

***

Анатолий Яблоков, адвокат, в прошлом – прокурор Главной военной прокуратуры, занимавшийся расследованием Катынского дела:

«<...> Этой книгой, я считаю, воздается дань памяти, восстанавливается историческая справедливость. Эта книга фактически как акт реабилитации, народной, человеческой. Огромная моя личная благодарность за этот титанический труд».

***

Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы, одна из подписантов обращения с требованием правды о Катыни (1980):

«<...>  Жутко перед ними [поляками] виноваты. Не за три раздела Польши в царское время. Мы к тому времени имеем маленькое отношение. Мы совсем, увы, другая культура, если это можно назвать культурой. Но то, что на моей памяти... Самое подлое, что мы сделали в Польше, это когда в 1939 году поделили ее с немецкими нацистами. И Катынь – прямое следствие нашего преступления, этой нашей подлости. Это ведь подлость – то, что мы сделали: и вторжение в Польшу, и Катынь. Жутко стыдно. И, я уверена, не только тем, кто здесь, но и всем порядочным людям нашей страны. Жутко стыдно. Не только перед расстрелянными и их близкими, но и перед всеми поляками, перед украинцами, да перед всем приличным миром. Даже не знаю, как можно за это простить. Но если сможете...»

***

Сергей Ковалев, член Правления Международного Мемориала:

«Я хочу сказать два слова об отказе в реабилитации. Я думаю, что это заведомо политическое решение. Власть считает: хватит извинений. Но дело не только в этом. Казалось бы, какое значение для тех, кто погиб, теперь играет акт реабилитации... Тем не менее, он играет огромную роль. И этого надлежит добиваться – признания всех этих жертв, перечисленных в книге. <...> Этот акт имел бы огромное значение для нашей страны. Для тех 86%, которые демонстрируют нам то, что они находят патриотизмом, это было бы предупреждением: смотрите, ребята, помните о том, кто виноват. Это не только Сталин. Это мы с вами <...>».

— Темы —

Вечера, презентации, юбилеи

Катынское дело

Десталинизация