МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Лента новостей /
 
Лента новостей

— 31 июля 2015 г. —

О реализации нашей гражданской ответственности

На сайте Planeta.ru продолжается инициированный «Мемориалом» сбор средств на издание книги памяти «Убиты в Катыни».

Цель проекта – 800 000 рублей.

В год 75-летия Катынского преступления мы хотим впервые опубликовать на русском языке поименный список и краткие биографии 4 415 польских военнопленных, узников Козельского лагеря, расстрелянных смоленским управлением НКВД весной 1940 года и захороненных в Катынском лесу.

В наших планах – сделать это к 17 сентября. Именно 17 сентября 1939 года советское государство в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа ввело свои войска на территорию Польши. За этим последовали массовые репрессии. Одним из центральных пунктов многосоставного преступления против Польского государства стал Катынский расстрел в 1940 году.

***

«Это точка реализации нашей гражданской ответственности, как мы ее понимаем».

/Арсений Рогинский, председатель Правления Международного Мемориала/

***

«<...> Поименное перечисление жертв со ссылками на документальные источники – это критически важно. Российское государство, решением Государственной думы формально признавшее, что Катынское преступление стало актом произвола тоталитарного государства и было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей, категорически отказывается признать потерпевшим каждого погибшего в отдельности. В 2004 году уголовное следствие о Катынском расстреле было прекращено, а его результаты засекречены. После этого Главная военная прокуратура не просто отказывает в реабилитации жертв преступления, но отказывается даже начинать предписанную законом процедуру – как по заявлениям "Мемориала", так и по заявлениям польских родственников погибших. <...> Книга "Убиты в Катыни" – не только шаг к установлению истины, но и рассказ российским читателям о живых людях, чьи лица и судьбы стоят за каждой строчкой сухих документов. Поэтому мы и решили прибегнуть к сбору средств: мы хотим дать нашим соотечественникам возможность быть причастными к сохранению исторической и человеческой памяти».

/Александр Гурьянов, руководитель Польской программы Международного Мемориала/

***

«<...> Расстрелян был цвет польского народа. Необходимо поддержать издание книги памяти убитых в Катыни с помощью народного финансирования. Мы должны искупить этот непрошедший стыд». 

/Павел Литвинов, диссидент, правозащитник/

***

«<...> Наверное, должно было бы помогать изданию этой книги государство, но мне кажется, это долг прежде всего граждан. <...> Я глубоко верю в силу символических ценностей. И недаром у нас идут такие войны вокруг того, какой памятник кому поставить, кого поставить на пьедестал в качестве символической фигуры, которая так или иначе проецируется на всю страну. <...> На каком нравственном фундаменте государство будет выстраивается, таковым станет и будущее этого государства. И те самые страшные тенденции, когда идет попытка реабилитировать душегубов, не побоюсь этого слова, а именно Сталина и его подручных, как "эффективных менеджеров", как символ великой страны, я считаю, что нет большего морального преступления. Более того, будучи даже нерелигиозным человеком, я считаю, что это чудовищный грех, и если это произойдет, у страны не будет будущего. И никакие разговоры об экономике, о временах, которые "были необходимы", не помогут. Потому что государство не может развиваться под флагом оправдания преступлений. <...> Это покаяние символическое необходимо прежде всего нам, даже, может быть, больше, чем невинно убитым в Катыни. Это, в каком-то смысле, гарантирует и нам, и нашим детям более светлое будущее, чем оно будет, если мы опять проигнорируем катынское преступление».

/Ирина Прохорова, главный редактор издательства «Новое литературное обозрение»/

***

«<...> Это очень важная книга, очень важное свидетельство, очень важное расследование. Важное для всех нас, не меньше, чем для поляков. Потому что [преступление] было на территории Советского Союза. Это было у нас. Это была наша страна. Это было наше руководство. И это наша ответственность, в том числе сегодняшняя <...>».

/Николай Сванидзе, историк, журналист/

***

«У нас есть право знать, о приятном и неприятном, о великом и трагическом. Но про великое нам знать помогают, а про трагическое нет. Один из самых кровавых сюжетов русской истории 20 века (да не только русской – мировой, европейской!) – сюжет о расстрелах в Катыни. Мы долгое время прятались от этой правды, потом вроде бы признали, потом стали опять отползать. И вот сейчас "Мемориал" готовит к изданию невероятно важную книгу "Убиты в Катыни". Денег на это издание, разумеется, никто не даст. Мы сами можем собрать эти деньги <...>».

/Александр Архангельский, публицист, телеведущий, литературный критик/

***

«<...> Такого рода материалы разгоняют то пространство фейка, фальсификации, в котором мы с вами вынуждены, к сожалению, блуждать и которое делает нашу страну страной с непредсказуемым прошлым. Непредсказуемое прошлое – очень вредная вещь. Она размывает наши с вами нравственные основы. Плохо жить в пространстве, в котором то, что происходит сегодня, завтра может быть совершенно противоположным образом, чем сейчас. Любой луч правды, любая объективная истина, любые точные данные разгоняют этот ядовитый туман, который токсичен для всех тех, кто вынужден в нем находиться, даже для тех, кто не знает, что он на самом деле в нем находится. Тотальная ложь и тотальная фальсификация – из тех вещей, которые воздействуют на каждого. Поэтому правда и просвещение целительны для общества. С практической точки зрения, выход такого рода документов, обнародование этих сведений должны привести к официальной реабилитации [расстрелянных в Катыни] людей. Сейчас это невозможно сделать, потому что наша Генеральная прокуратура говорит, что для этого нет документационных оснований. Если такие документационные основания будут предъявлены миру, это может привести к тому, что люди наконец-то после стольких лет получат то, на что они имеют право: правду о себе, честное имя, рассказ о том, что на самом деле с ними произошло. Нет гарантий, к сожалению, что, сказав правду о том, что произошло вчера, мы гарантируем отсутствие этого завтра, но – это то, что мы можем сделать и должны сделать».

/Екатерина Шульман, политолог/

***

«<...> Помимо гордости своей историей, как у нас сейчас государство понимает патриотизм, есть нравственное самосознание, не менее важная составляющая патриотизма. Оно невозможно без искупления собственных ошибок. <...> Немцы постепенно прошли процесс денацификации, осознали те ошибки, которые они совершили в 20 веке. К сожалению, в России этого нет. <...> Сейчас такой печальны тренд в обществе – забывать прошлое, не извлекать уроки, а наоборот – опять идти навстречу этим граблям и с высокой степенью вероятности повторять ошибки. Это происходит именно потому, что люди ничего не знают и не хотят знать, помнить. Важно <...> как можно больше об этом говорить, как можно чаще вспоминать свои трагические ошибки в истории, чтобы, в конце концов, испытать очищающее чувство покаяния за все то, что было. Без этого нация впадает в смертный грех гордыни, и ничего хорошего, созидательного она построить не может».

 /Андрей Лошак, журналист, режиссер/

***

«<...> Нынешние власти – у них такая концепция: мы говорим о репрессиях внутри страны, что это зло – сталинские репрессии в отношении собственного народа, но что бы ни сделал Советский Союз во внешней политике – это все остается вне зоны критики. Хорошо бы, чтобы это когда-нибудь закончилось».

/Максим Ковальский, редактор/

***

«<...> Книга памяти нужна нам для того, чтобы мы помнили не только об убитых польских офицерах, польских обычных ополченцах: аптекарях, бухгалтерах, агрономах, священнослужителях, мальчишках, пожилых людях, среди которых были католики, мусульмане, православные, атеисты – больше 22 тысяч человек, огромное войско, убитое советскими людьми, возможно, нашими предками. Эти люди, которые убили 22 тысячи человек, обычных польских парней, прожили долгую, возможно, даже счастливую жизнь. Может быть, многие из них живут среди нас и сейчас, считаются ветеранами и принимают детей в пионеры. И наше поколение, поколение наших отцов, поколение наших бабушек и дедушек не сказало им, что они преступники. Мы должны сказать это друг другу, себе, миру и – полякам. Не потому что мы слабые, а потому что это справедливо. И хотя бы для того, чтобы это больше не повторилось никогда. Для этого нужна книга памяти "Убиты в Катыни"».

 

/Ольга Романова, журналист, глава общественной организации «Русь Сидящая»/

***

«<...> То, что книгу хотят издать на собранные деньги – в этом есть, мне кажется, какая-то почти евангельская история, когда неважно, сколько [материально] ты вложил в это – ты вложил [свою] маленькую частичку, некую свою привязанность к тому, что произошло. Ты ее даешь на издание этой книги. Не в сумме дело, а в жесте, в том твоем сердечном расположении, которое ты имеешь к этому событию. <...> История, почему-то, все время повторяется. Мы опять в каком-то жестком, обиженном состоянии находимся по отношению ко всему миру. Мне кажется, это такое заблуждение, которое нужно преодолевать только любовью <...>».

/Борис Трофимов, дизайнер, автор макета книги «Убиты в Катыни»/

— Темы —

Катынское дело

Десталинизация