ПРАВОЗАЩИТА 
Правозащита / Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов /
 
О программе
Защита активистов гражданского общества
 
 
 
Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов

— 20 марта 2015 г. —

Сутуга Алексей Владимирович

Сутуга Алексей Владимирович родился 24 января 1986 года в Иркутске, проживал в Москве, разнорабочий, участник антифа-движения и гражданских инициатив политического и экологического характера, в том числе в составе анархистского движения «Автономное действие». По ч. 2 ст. 213 («Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору») и п. «а»  ч. 2 ст. 116 («Нанесение побоев из хулиганских побуждений») УК РФ осужден судьей Замоскворецкого суда Еленой Коробченко, известной впоследствии приговором по делу братьев Навальных, к 3 годам 1 месяцу колонии общего режима; находится под стражей с 5 апреля 2014 года.  
 
Описание дела

Согласно версии обвинения, Алексей Сутуга при неустановленных обстоятельствах, месте и времени, но не позднее 20:30 2 января 2014 года вступил в предварительный сговор на совершение преступления с четырьмя неустановленными лицами, распределив роли. Далее, реализуя свои преступные намерения, примерно в 20:30 того же дня Сутуга вместе с неустановленными соучастниками, находясь в московском кафе «Сбарро» по адресу Калужская площадь, д. 1, подошел к сидящим за столом Р.А. Мирзе, М.С Пархоменко и В.В. Белову, после этого, умышленно нарушая общепринятые нормы и правила социального поведения, один из неустановленных соучастников в соответствии с отведенной ему преступной ролью, действуя совместно и согласованно с А.В. Сутугой и другими, беспричинно и из хулиганских побуждений нанес Мирзе удар стулом по голове. Вследствие данного удара Мирза упал на пол, а затем, будучи уже на полу, получил еще один удар стулом по спине.

Затем Сутуга совместно с соучастниками якобы продолжил хулиганские действия. С целью причинения вреда здоровью М.С. Пархоменко и В.В. Белову он опрокинул стол, что причинило Пархоменко боль. В следствии этого действия Пархоменко также упал на пол, а Сутуга, продолжив совместно с соучастниками свои хулиганские действия, нанес лежащему на полу Белову не менее десяти ударов по лицу и телу, после чего нанес имевшимся у него молотком не менее пяти ударов по голове, а также не менее трех ударов по рукам Белову, после чего скрылся с места преступления вместе с «соучастниками».

По версии самого Сутуги, вечером 2 января 2014 года он встретился со знакомой девушкой около станции метро «Октябрьская». В ходе дальнейшей прогулки он встретил компанию трех незнакомых молодых людей, которые узнали его и предложили пройти в кафе. Ближайшем кафе оказалось «Сбарро», в которое они и направились. Пока двое молодых людей пошли выбирать еду, а остальные искали свободный столик, Сутуга услышал разговор на повышенных тонах и увидел, что двое из его новых знакомых говорят с молодыми людьми, сидящими за столиком. Сутуга попросил девушку подождать снаружи. Началась драка, при которой участники перекидывались тарелками, один из участников также кинул в Алексея поднос, которым он позднее и защищался. Драка была обоюдная, в ходе нее Сутуга пытался разнять дерущихся, но был схвачен человеком в красной куртке, которого он ударил в попытке высвободить ногу. После этого прозвучал выстрел, испугавшись которого Алексей выбежал из кафе и, вместе с девушкой, побежал в сторону перехода, откуда они дошли до Крымского моста и разъехались, при этом в предварительный сговор с участниками драки он не вступал.

30 июня 2014 года дело поступило в Замоскворецкий районный суд город Москвы; рассмотрение дела по существу началось 22 июля, в ходе него 6 раз судебные заседания откладывались из-за неявки свидетелей. 30 сентября 2014 года судья Коробченко Елена Сергеевна приговорила Сутугу к 3 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. 17 декабря 2014 года судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего О.А. Неделиной и судей Е.Л. Локтионовой и Е.П. Фисенко отказала в удовлетворении апелляционной жалобы защиты Сутуги, оставив приговор без изменения.

19 марта 2015 года стало известно, что этапированный в Иркутскую область для отбывания наказания Алексей Сутуга 17 марта объявил голодовку из-за того, что сотрудники ФСИН лишили его права на переписку и отняли его книги. К этому времени по неизвестным родственникам и защите причинам он провел около 3 недель в СИЗО-1 города Иркутска, вместо того, чтобы быть направленным в колонию. 22 марта 2015 года Сутуга прекратил голодовку после того, как был направлен в ИК-14 города Ангарска.
 
Основания признания политзаключенным
 
Анализ материалов и обстоятельств дела позволяет говорить о нарушении права на справедливое судебное разбирательство, признаках фальсификации материалов, а также о непропорциональной обстоятельствам дела продолжительности лишения свободы.

Выводы суда о наличии хулиганских мотивов и прямого умысла Сутуги и неустановленных лиц, равно как и предварительного сговора о совершении совместных хулиганских действий с использованием оружия, не находят  объективного обоснования в доступных нам материалах дела. Характер и способ действия нападавших, на которые ссылается суд, не могут свидетельствовать ни об умысле на хулиганство, ни о предварительном сговоре.

Обстоятельства уголовного дела, его возбуждения и расследования, свидетельствуют о явных противоречиях, признаках провокации и фальсификации.

Так, по версии А. Сутуги, он был вовлечен в драку людьми, с которыми познакомился непосредственно перед дракой, что исключает версию, предварительного сговора на совершение хулиганских действий. Версия следствия и суда, предполагающая такой сговор, не дает сколько-нибудь удовлетворительного ответа на вопрос, почему из 5 человек, якобы участвовавших в хулиганских действиях,  к ответственности привлечен только А. Сутуга.

Признаки фальсификации имеются и в обстоятельствах возбуждения уголовного дела. В деле находятся заявления Р.А. Мирзы, В.В. Белова и М.С. Пархоменко, датированные 3 января 2014 года, о привлечении А.В. Сутуги к ответственности, на которых имеется штамп регистрации по КУСП. В то же время, в материалах выделенного дела  находятся заверенные копии этих же заявлений (выделенные материалы), но уже без штампа регистрации по книге учета преступлений. Отсутствие штампа регистрации по КУСП на копиях заявлений в выделенном деле дает основания полагать, что штампы регистрации были проставлены на заявлениях задним числом, не раньше 6 июня  2014 года, даты выделения дела, а регистрация заявлений 3 января 2014 года не имела места.

Кроме того, в деле имеются объяснения потерпевших граждан Мирзы, Белова и Пархоменко, полученные 3 января 2014 года. В объяснениях, датированных 3 января 2014 года, содержится следующее утверждение: «Среди них был известный леворадикальный экстремист Сутуга Алексей, который недавно освободился из мест лишения свободы, а впоследствии, около недели назад, попал под амнистию». Отметим, что амнистия была применена к А.В. Сутуге только 10 января 2014 года.

По сообщениям СМИ, как минимум, двое из потерпевших, на показаниях которых построено обвинение, являются политическими оппонентами А. Сутуги, что могло быть мотивом оговора, а один из них неоднократно давал показания по уголовным делам против антифашистов: «...юные наци, один из них – Вячеслав Белов ходил маршем в колонне «Вотан Югенд», другой – Рустам Мирза – уже четыре раза был потерпевшим в делах о драках с антифашистами...» (цитируется по http://novayagazeta.ru/society/65446.html). Именно Мирза полностью подтвердил в судебном заседании показания, данные на предварительном следствии, и именно на его показаниях фактически строится приговор.

Стоит также отметить противоречивый характер показаний свидетелей, на основании которых было построено решение суда. Во время судебного заседания потерпевший Пархоменко отказался от ранее данных на следствии показания о том, что Сутуга наносил Белову удары пакетом, в котором был молоток. Противоречия, связанные с действиями и опознаниями Сутуги, также выявлены в показаниях Мирзы и Ежова. Судом не были устранены противоречия показаний Е.Ш. Курбановой, которая на этапе предварительного следствия утверждала, что видела, как молодые люди бросались стульями, а во время судебного заседания дала иные показания: сообщила, что не видела этого, но видела при осмотре Белова врачом, что повреждения, полученные Беловым если и имели место, то незначительные.  Несоответствия обнаружены и в показаниях В.О. Клочко, который также не видел лиц нападавших и не мог определить у кого находился молоток; его показания о нанесенном кафе материальном ущербе не соответствуют протоколу осмотра, который зафиксировал целостность люстр и лампочек, а также минимальные повреждения плазменного телевизора, которые, по словам свидетеля, якобы были разбиты. Свидетель С.И. Ежов в суде пояснил, что не видел, кто кому и как наносил удары. С целью устранения противоречий были оглашены по инициативе защиты его показания на следствии, из которых следует, что он видел, как какой-то парень наносил молотком удары по Белову, но этот парень был не А. Сутуга, а кто-то другой. Наносил ли вообще А. Сутуга удары, он не видел. В суде Ежов, после оглашения его допроса, подтвердил показания, данные на предварительном следствии, однако, суд в приговоре сослался на показания Ежова, как якобы изобличающие А. Сутугу.

Приведенная в качества доказательства медицинская экспертиза Белова также полностью опровергает его показания о нанесенных Сутугой побоях. Белов не обращался с направлением в указанную дежурным по ОМВД «Якиманка» поликлинику в указанный срок, а обратился в поликлинику по месту жительства на следующий день после событий. Врач скорой помощи 02 января 2014 года в 21:13 поставил ему следующий диагноз: ушиб правого колена, ссадина правого колена и подкожная гематома правой скуловой области, тогда как осмотр, проведенный в 14:40 3 января 2014 года, указывает уже на множественные ушибы, ссадины волосистой части головы, лица, обеих верхних и нижних конечностей. Проведя сравнительный анализ данных документов, судебно-медицинский эксперт высказался о невозможности определения давности и обстоятельств получения данных травм.

Зафиксированные телесные повреждения потерпевших явно не соответствуют изложенным в деле обстоятельствам: многократному нанесению ударов ногами, ножом и молотком. При нанесении более 20 ударов ногами по лицу и телу человеком, имеющим вес более 95 кг (вес А.В. Сутуги), а еще нанесении не менее 5 ударов молотком по лицу и трех ударов по рукам, а затем не менее 3 ударов ножом представляется практически невероятным, чтобы на теле остались лишь два ушиба коленей и подкожная гематома.

Процедура опознания А. Сутуги по фотографии потерпевшими Мирзой, Беловым и Пархоменко была  произведено с нарушением ст. 193 УПК РФ («Предъявление лиц для опознания»), протокол допроса не содержит необходимого описания примет и особенностей, по которым можно было бы опознать Сутугу, что противоречит ч. 2. ст. 193 УПК РФ, в соответствии с которой «опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать». Кроме того, протоколы содержат исправления и признаки уничтожения первоначального текста, в частности даты производства следственных действий, фамилий участников и номеров фотографий, представленных для опознания.

Материалы дела содержат постановления следователя о выделении материалов дела №266059 и возбуждении уголовного дела №266258. Данное действие можно рассматривать как противоречащее ст. 155 УПК РФ («Выделение в отдельное производство материалов уголовного дела»), по которой выделение материалов уголовного дела возможно, только если в ходе расследования становится известно о совершении иными лицами преступления, не связанного с расследуемым преступлением. Более того, А. Сутуга и его защитник узнали о выделении материалов и возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 116 УК РФ («Нанесение побоев из хулиганских побуждений») только при ознакомлении с материалами уголовного дела о хулиганстве перед его передачей в суд, что явилось нарушением права на защиту. Помимо прочего, нарушение порядка возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой «при осуществлении правосудия не допускается использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона», ведет к признанию всех процессуальных действий в его рамках не имеющими юридической силы.

Учитывая отсутствие доказательств хулиганского мотива в действиях А. Сутуги, а также использования им предмета в качестве оружия, фактическое отсутствие ущерба в результате драки, участие в которой послужило основанием для обвинения и осуждения А. Сутуги, наказание в виде 3 лет 1 месяца лишения свободы  является непропорциональным.

Кроме того, приняв во внимание положительные характеристики Сутуги, отсутствие судимости и отягчающих обстоятельств, явку с повинной и наличие малолетнего ребенка на иждивении, суд все же назначил наказание, связанное с длительным лишением свободы, вообще не указав обстоятельств, не позволявших применить к Сутуге более мягкое наказание.
 
При наличии данных нарушений и неразрешенных противоречий в ведении дела, особого внимания заслуживает история прошлых угроз и преследований А. Сутуги из-за его гражданско-политической деятельности:  
  • В 2006 году А. Сутуга предпринял поездку в Москву на анархистский форум против G8 («Большой восьмерки»),  а также планировал поездку в Санкт-Петербург, где должен был пройти саммит, однако был задержан на ж/д станции Малая Вишера, откуда был отправлен под конвоем обратно в Москву. В то же время к его родителям приходили сотрудники ЦПЭ для проведения бесед о поездке.
  • В 2007 году УВД по городу Чехову Московской области завело на Сутугу уголовное дело по факту хищения лабораторных крыс. Оно не получило ход, но позднее сотрудники различных силовых структур использовали напоминание о нем и угрозы о возможности его возобновления в качестве инструмента давления. В первый раз данная угроза прозвучала весной 2008 года во время допроса сотрудниками центра по борьбе с экстремизмом в ОВД «Пушкино» после задержания на профсоюзном митинге.
  • Сутуга систематически попадал под задержания различными работниками силовых структур как на территории России, так и Украины, по ориентировкам, полученным из России.
  • Активист также становился жертвой различных угроз, в том числе в июне 2012 года, по сообщению А. Сутуги,  при проведении следственных действий в его отношении в связи с дракой в клубе «Воздух» (следователь С.И. Кочергин угрожал фабрикацией уголовного дела по обвинению в убийстве).
  • В 2012-2013 годах А.В. Сутуга был ложно обвинен по ч. 3 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда группой лиц»), на основании чего он содержался под стражей более одного года. По данному делу были собраны показания и материалы, которые указывали на Сутугу и его товарища Алексея Олесинова, однако в результате работы защитников обоих обвиняемых удалось установить и найти лиц, совершившие преступление. После прекращения уголовного преследования, со слов А. Сутуги, сотрудники ЦПЭ угрожали ему дальнейшими «проблемами». Отметим, что повторное уголовное преследование оправданных гражданских активистов является  достаточно распространенной практикой (см. пример Алексея Гаскарова, добившегося в 2011 году оправдания по обвинению в организации нападения на администрацию города Химки Московской области, но осужденного к лишению свободы в рамках «Болотного дела» в августе 2014 года).
  • Политический подтекст также присутствует в утверждениях потерпевших о том, что причиной нападения в кафе «Сбарро» стало то, что их приняли за неонацистов.
Активная гражданская деятельности Сутуги вкупе с историей прошлых преследований за его политическим и гражданским взгляды и деятельность также дают основания предполагать возможность наличия политического мотива.

О политическом мотиве свидетельствует и то, что задержание А. Сутуги было осуществлено сотрудниками 5 отдела ЦПЭ ГУМВД России по городу Москве в отсутствие поручений следствия и вменения А. Сутуге экстремистских действий, участие в деле сотрудников ЦПЭ в качестве свидетелей, и то, что фотография А. Сутуги, сделанная в ОМВД «Измайлово», где он был подвергнут унижающему достоинство обращению – раздеванию, была передана интернет изданию «Ридус», где она была опубликована для широкого круга людей вместе с фотографиями вещественных доказательств с места происшествия от 2 января 2014 года.

Таким образом, применительно к критериям ПЦ «Мемориал», Алексей Сутуга может быть признан политзаключенным в связи с тем, что лишение свободы было применено с нарушение права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конституцией РФ, а также Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями политзаключенных лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Самохин Владимир Николаевич.

Алексей Сутуга свою вину не признает. На иждивении Алексея находятся супруга и малолетний ребенок, проживающие в Украине. Алексей страдает от астмы.
 
Как помочь
 
Адрес для писем:
665809, Иркутская область, город Ангарск, Первый Промышленный Массив, квартал 47, дом 6, ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Иркутской области, Сутуге Алексею Владимировичу 1986 г. рожд.

Письмо политзаключенному можно написать с помощью специальной формы на сайте «Росузник»:
http://rosuznik.org/write-letter

Помочь А. Сутуге и его семье можно переводом на карты его матери (ее аккаунт в Facebook – http://facebook.com/osutuga)
  • Visa 4276 3800 4603 9843 «Сбербанк»
  • 5486 7320 0008 9094 «Альфа-Банк»
Петиция в поддержку Алексея Сутуги


Текст приговора:
http://memo.ru/uploads/files/1654.pdf

Текст апелляционного определения:
http://memo.ru/uploads/files/1653.pdf

Ссылки на интересные публикации в СМИ:
http://anarchy.kalarupa.com/tag/sokrat   
http://avtonom.org/people/aleksei-sutuga
http://novayagazeta.ru/tags/1666.html
http://openrussia.org/post/view/287
http://zona.media/news/sutuga_hunger_strike
http://zona.media/story/apologia_sokrata
http://sobkorr.ru/material.php?id=53CE6DBB2C36E
http://sobkorr.ru/material.php?id=53FDD78D4D0FB

Ссылки на правозащитные и общественные заявления в поддержку:
http://rosuznik.org/arrests/sutuga

Справка подготовлена при участии волонтера Программы поддержки политзаключенных ПЦ «Мемориал» Екатерины Петрикевич. Дата обновления справки: 04.06.2015 г.

— Темы —

Реальный срок

В заключении

Дела гражданских активистов