МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Точка зрения /
 
Точка зрения

Хорошая новость и ужасная ситуация

Олег Орлов

12 декабря я писал, что ситуация в городе Первомайск Луганской области Украины находится на грани гуманитарной катастрофы: многие горожане голодают, ремонтировать разрушенное артиллерией жилье нечем. Гуманитарная помощь в город не поступала, поскольку у властей самопровозглашенной Луганской народной республики «не сложились» отношения с контролирующими город казачьими формированиями. И в результате страдало гражданское население.

Хорошая новость: в последней декаде декабря в Первомайск, наконец, впервые с июля с.г., начала поступать гуманитарная помощь: продукты и строительные материалы. Очевидно, что это часть декабрьских гуманитарных конвоев из России. Я не оправдываю те нарушения норм международного права, которые допускала и допускает моя страна направляя эти конвои в соседнюю страну без какого-либо согласования с властями Украины. Но для меня то, что мирные люди, дети, старики, встретят Новый год, не голодая, в хотя бы частично приведенных в порядок жилищах, по значимости перевешивает все остальное.

Может быть, в том, что помощь, несмотря на явное нежелание луганских властей, все же дошла до жителей Первомайска, сыграло наше обращение к Уполномоченной по правам человека в РФ Элле Памфиловой. Насколько мне известно, она говорила об этой проблеме в российском министерстве по ЧС.

В город также пришел груз медикаментов от Международного Комитета Красного Креста. Пенсионерам, как и в других населенных пунктах, роздали одноразовую помощь по 1 тыс. гривен.

Но, несмотря на локальные улучшения, в целом гуманитарная ситуация в районах, контролируемых сторонниками ДНР и ЛНР, остается очень плохой. Более того, в относительно долгосрочной перспективе очевидно: она ухудшается. Об этом я могу судить, сравнивая положение там летом, осенью и зимой. Собственные запасы продуктов у людей (у тех, у кого они были) подошли к концу, денежные сбережения у большинства – тоже. Оплачиваемой работы почти нет. Регулярно получают зарплату только часть воюющих и чиновники самопровозглашенных республик. Украинские пенсии официально могут получать только те пенсионеры Донецкой и Луганской областей, которые зарегистрированы по месту жительства, находящемуся за пределами территорий, контролируемых сепаратистами.

Врачи, санитарки, нянечки в больницах не получают зарплату – кто с июня, кто с июля. Удивительно: в таких условиях, нередко под обстрелами, больницы пока работают, сохраняя почти полный штат.

Наступает голод.

Спасает от него только гуманитарная помощь, приходящая как с территории России, так и территории, контролируемой властями Украины. Последнюю осуществляет Фонд Рината Ахметова. В Донецке и Донецкой области эта помощь заметнее, чем российская. За ней во многих местах Донецка выстраиваются большие очереди.

Люди говорят, что Фонд действует, как хорошо налаженная машина. Конечно, не обходится без толкотни и даже драк в очередях, без грубости со стороны раздающих продукты. Но это – неизбежные издержки в таких условиях.

Даже если и прямого голода нет, нехватка продуктов уже ощущается очень многими.

Екатерина Петровна Стольмах живет вместе с семьей в бомбоубежище. Ее дом в Донецке на улице Буслаева, рядом с аэропортом, сильно поврежден обстрелами. Картошку сюда немного завезли, но у нее есть мечта: «Хорошо бы морковку бы, капусту бы – борщеца сворили бы».

Поскольку я был также и в тех районах Донбасса, которые находятся под контролем законных властей Украины, то могу сравнивать.

Ситуация тут неизмеримо лучше.

Бюджетники получают зарплату, пенсионеры – пенсии. В Краматорске, который теперь глубокий тыл, работают заводы, люди получают зарплаты. В Артемовске катастрофически не хватает наличности, к банкоматам выстраиваются очереди, но ничего похожего на голод нет. В Дебальцево, прифронтовом городе, находящемся в полуокружении и недавно регулярно подвергавшемся артобстрелам, не хватает строительных материалов для починки поврежденных домов, перебои с поступлением воды из-за повторяющихся обстрелов водонасосной станции. Но голод, который грозил городу еще летом, отступил. Продуктов достаточно. Конечно, люди недовольны. Конечно, большая безработица, низкие зарплаты, недостаток медикаментов в больницах. Но, к счастью, ничего подобного тому, что наступает на сепаратистских территориях, тут нет.

В связи с вышесказанным у меня есть вопросы к правительствам как Украины, так и России.

Чем можно оправдать решение украинских властей не платить пенсии тем пенсионерам, которые остаются жить на сепаратистких территориях? Конечно, ни одно ответственное правительство не стало бы возить наличность на неподконтрольную ему территорию. Но почему тогда не попытаться наладить выдачу пенсий жителям этих территорий в населенных пунктах Донбасса, контролируемых законным правительством? Зачем обуславливать возможность снимать средства с пенсионной карточки обязательной регистрацией по новому месту за пределами сепаратистских территорий?

Объяснений этому можно найти много. Оправдания, по-моему, нет. Любая логика, оправдывающая такое решение – людоедская. Ведь очевидно, что это решение обрекает на мучения (если не на смерть) многих людей.

Почему украинская власть прекратила начислять зарплату врачам и другим медработникам, которые героически продолжают лечить людей на сепаратистских территориях? Разве нельзя им было бы начислять зарплату на карточки, снять с которых наличность они могли бы на территориях, контролируемых законной властью, а затем вернуться к исполнению своих обязанностей в Донецке, Луганске, Первомайске, Горловке и др. К чему вынуждает украинская власть этих достойных людей? Уехать? Но кто тогда будет оказывать медицинскую помощь тем самым людям, которых эта власть «защищает от террористов»?

Но куда более серьезные вопросы у меня к нашей российской власти. Вопросы скорее риторические, поскольку получить на них внятные и честные ответы нет никаких надежд.

В условиях нынешней России вопросы эти следует адресовать одному лицу.

О чем Вы думали, когда всячески способствовали развязыванию вооруженного конфликта на Востоке Украины? Вы хоть немного задумывались о последствиях этих действий для населения «спасаемых от бандеровцев» областей?

Вы ощущаете свою ответственность за тех, кто живет в населенных пунктах, отбитых российской армией этим летом, контролируемых с помощью российских добровольцев и «отпускников»?

Как Вы думаете выходить из ситуации? Может быть, Вы собираетесь «заморозить» конфликт? Но это же не Южная Осетия, и даже не Абхазия! Масштабы не те. Миллионы людей в разрушенных или частично разрушенных городах и селах, без зарплат, пенсий, продуктов, медикаментов. Тут положение гуманитарными конвоями не спасешь, только чуть-чуть подправишь.

И военная помощь не спасет голодающих людей.

Ну и как Вы думаете спасать положение в условиях начавшегося в России кризиса?

Ведь речь идет о жизнях многих-многих людей...

***

Источник:

Эхо Москвы. Блог – 29.12.2014