МЕМОРИАЛ 
Международный Мемориал / Лента новостей /
 
Лента новостей

— 23 апреля 2014 г. —

О стране, в которой...

Антон Дубин

В апреле 2014 года (3, 7 и 17 числа) в Международном Мемориале состоялись три лекции из цикла «В какой стране мы живем».

Главный редактор «Русского журнала», директор Центра медиаисследований УНИК, публицист Александр Морозов говорил о «языке описания конфликта, в котором сегодня находится российское общество» (имеется в виду российско-украинский конфликт):

«<...> Если внимательно присмотреться к содержанию всего предлагаемого пакета объяснений действий, то в нем нет и такого обязательного момента, как простроенная, пусть и мифологически, история. Что я имею в виду: вся история конфликта так устроена, что, с одной стороны, до бегства Януковича была какая-то регулярная ситуация политического кризиса и ни о каком отъеме Крыма речи не шло. Когда Крым уже отняли, то единственной отсылкой к истории стал факт передачи Крыма Хрущевым. При этом мы хорошо видим, что, скажем, Крымская война XIX века здесь просто выпадает. Суворов, который в Крыму был, если и существует, то лишь на периферии, в "Литературной газете", которую мало кто читает и в которой упражняются несколько литераторов. Можно ли сказать, глядя на этот дискурс, что в нем происходит историческое насыщение, связанное с правами России на эту часть Украины? <...>»

ВИДЕО ЛЕКЦИИ

***

Директор Аналитического центра Юрия Левады, социолог Лев Гудков прокомментировал свежие данные по Украине, проакцентировав, в частности, некоторые «любопытные механизмы массового конформизма» россиян:

«<...> Разберем этот мотив заговора, провокаций, происков и прочего со стороны Запада. Если принять исходную посылку, будто бы результат событий на Майдане – это влияние заговора и, соответственно, манипулирование общественным мнением на Украине, то сами украинцы – недееспособны, не обладают собственной волей, они как дети. Очень интересен здесь прозвучавший мотив – спонтанный и поддержанный российской властью: "вы сами не понимаете, что вам в Европе будет хуже!". Этот отказ украинской стороне в дееспособности крайне важен, поскольку, вообще говоря, означает разидентификацию с украинцами, переход от (как бы) сочувствия и понимания к глухой защите, блокированию этой мотивации <...>».

ВИДЕО ЛЕКЦИИ

ТЕКСТ ДОКЛАДА (с небольшими сокращениями) на Slon.ru

***

Политический обозреватель, сотрудник Института Гайдара Кирилл Рогов начал свое выступление с того, что «само слово "народ", прозрачно заявленное в заглавии лекции, на самом деле, непрозрачно и отсылает к привычной рамке наших рассуждений о социально-политической реальности, в которой есть три персонажа: власть, народ и интеллигенция».

«Интеллигенция в такой системе представлений о происходящем противостоит власти, надеется на поддержку народа, а народ этой поддержки не оказывает, и интеллигенция остается одна. Вечный такой сюжет, заданный самими понятиями: народ – что-то большое и чужое, интеллигенция – что-то маленькое, отдельное и непонятное народу, ну и, понятное дело, власть. <...> Если мы отбросим три этих понятия – понадобится новый инструментарий», – подчеркнул Рогов.

Основываясь на тех же данных Левада-Центра начала марта («еще до присоединения, но уже после аннексии») и комментируя «как бы шизофрению» (21% высказался за введение войск на территорию Украины, отвечая на вопрос о том, какую позицию следует занимать России в отношении ситуации в Украине; когда же вопрос был задан иначе – поддержали бы вы или нет ввод российских войск, – положительно ответили уже 58%), Рогов отметил, что, по всей видимости, в сознании респондентов сосуществуют две разные ситуации:

«В одной ситуации есть всякие мирные исходы и хорошие вещи, которым люди в принципе доверяют: международные посредники, невмешательство, налаживание взаимодействия... Когда же ситуация, исходя из вопроса, конфронтационная – вводить войска или не вводить, – люди включают конфронтационную же логику и отвечают: конечно, вводить. Мы видим, как большинство образует разные коалиции в разных ситуациях, реагируя на разные возможности и слова. <...> Люди живут с двумя парадигмами, которые лежат у них в разных карманах и которые они могут доставать – то одну, то другую. Первая парадигма, которую прекрасно понимают респонденты Левада-Центра, – должно быть верховенство закона, равенство перед законом, должны соблюдаться права человека и т.д. В определенных коллизиях все опрашиваемые будут говорить, что должно быть так. С другой стороны, институциональная среда, в которой респонденты живут, устроена по-другому: люди осознают, что в ней работают клиентелизм, неформальные связи, всякие патерналистские механизмы. И выбор тех, кто принимает участие в социологических опросах, ситуативен. Хорошая парадигма будет связана с представлениями о будущем, о детях. Когда же включаются какие-то признаки реальности, люди достают другую парадигму».

Говорил Рогов и о «сверхбольшинстве»«формируемом авторитарным режимом представлении о подавляющей поддержке населением режима и его идеологем» (cм. также статью Кирилла Рогова на эту тему; Pro et Contra, 2013, май – август).

«Это представление не совсем оторвано от действительности, такая поддержка есть, но целым рядом способов режим максимизирует представления об уровне этой поддержки. Грубо говоря, когда человека спрашивают, одобряете ли вы деятельность Путина, он отвечает не на этот вопрос, а на вопрос – одобряете ли вы деятельность Путина, которого одобряет абсолютное большинство россиян, или вы принадлежите к меньшинству, которое Путина не одобряет. Соответственно, человек не выбирает между Путиным и кем-то другим, а имеет дело с априорным знанием: здесь большинство, которое одобряет, и ему надо выбрать свою позицию по отношению к этому большинству. И это одна из ловушек <...>».

ВИДЕО ЛЕКЦИИ